Проживая в Банкгкоке, мы стали свидетелями событий, которые в Википедии уже проходят, как Политический кризис 2013-2014гг. и Военный переворот 2014г.

Не вдаваясь в скучные нюансы этого, с позволения сказать, переворота, мы, как всегда, делимся только личными наблюдениями. Основная задача статьи — показать обратную сторону тайского майдана, про которую не писали, во всяком случае, по-русски. Все что было, и мы сами это видели — лишь сюжеты в теленовостях, как правило, чернуха.

Вообще, первые ласточки (практически буревестники) переоврота были замечены еще как только мы приехали пожить в Тайланде в 2012 году. В частности, самый известный в городе Лумпини парк (ударение на последний слог) оказался занят протестующими. Парк расположен в центральной части города, в непосредственной близости от главных туристических мест, насыщенных приличными торговыми центрами, пафосными ресторанами, Королевским спортивным клубом, посольствами и окружен кондоминиуми с дорогим жильем. Сам парк довольно небольшой, ибо, как известно, в Азии принято экономить на пространствах. Но когда он не занят никем, кроме постетителей, в парке весьма приятно гулять: он ухоженный, довольно зеленый, с большим количеством разной экзотической живности (вараны, длиной до полутора метров, никого не стесняясь, ходят по лужайкам возле воды и охотятся на птиц).

Когда мы приехали в 2012г., с удивлением обнаружили, что часть парка, ближе к центральному входу, занята митингующими. Какое-то время это продлилось, потом закончилось. И уже на рубеже 2014 года оккупация парка началсь заново, но гораздо более масштабно. Вероятно, когда у тайцев начинается какая-нибудь локальная заварушка, они непременно занимают Лумпини парк. Как у нас в Москве на рубеже девяностых все время кто-то бастовал и норовил пожить и постучать касками у Горбатого моста возле Белого Дома. Впрочем, одним Лумпини парком дело не ограничилось во время описываемых событий. Тайцы блокирвоали основные перекрестки улиц в центре города и возле различных административных зданий. Какие-то места мы посетили, было интересно постмореть, что из себя представляют простесты в Бангкоке.

Протест в Тае — это не совсем то, что мы привыкли себе представлять. Может, в других городах странах, оно и по-другому, но в Тае протест — это возможность для граждан из провинции под благовидным предлогом посетить столицу. Казалось бы, это можно делать и без митингов, в другое время, более спокойное. Но одно дело тратить свободное время и деньги на проезд и проживание в столице просто так. И совсем другое, когда душа жаждет проявить гражданскую позицию, а в груди горит огонь борца за правое дело. Это уже более красивая и обоснованная мотивация, тем более, еще неизвестно, вдруг какие-то добрые люди или партия (движение) проспонсирует саму поездку и проживание в Бангкоке.

Второй момент — это возможность осуществить эффективную предпринимательскую деятельность на рынке потребительских товаров и услуг. Тайцы вообще любят не только есть (точнее даже — «кушать»), но и торговать. Об этом свидетельствует тот факт, что любое массовое мероприятие никогда не обходится без 1) уличной торговли, 2) уличной еды, 3) уличных услуг, как правило — массажа. Все это вдруг неожиданно вырастает, как грибы после дождя, в любых местах массового скопления тайцев и/или туристов. Поэтому митинги — прекрасная возможность отлично поторговать, как патриотической символикой, так и банально тряпками — джинсами, майками, украшениями, сувениркой и вообще всякой всячиной вплоть до школьных рюкзаков.

«Покушать»! Как русский любит быструю езду, так таец любит часто и много покушать. А уж тем более, когда идет такой выплеск адреналина, как борьба за все хорошее против всего плохого. Да еще когда уличные едальни можно раскинуть не в привычных местах, а непосредственно на заблокированных демонстрантами центральных улицах, площадях и в парке Лумпини. Это гораздо круче, чем гулять на День Города по перекрытой для автомобилей Тверской!

Ну и сервисы. Мы не делали описание рынка услуг во время волнений в Бангкоке, но многочисленные уличные массажни — это самое малое, что неожиданно появилось сразу и повсеместно в зонах митингующих.

 

К нам, фарангам, проходящим через очаги протеста, местные относились как к пустому месту. Мы ходили, гуляли, на нас никто не обращал внимания, в том числе и в ночное время в районе Площади Демократии (один из ключевых центров митингующих), как будто нас не было. Никто ничего не пытался навязать или вовлечь в свои дела. Единственный раз около торгового центра МБК какой-то активный гражданин, возможно слишком эмоциональный, завидев нас, стал демонстративно плевать на портрет местного проворовавшегося и опального премьера Таксина. Поплевав, таец стал еще и топтать этот портрет, благо, что он был нарисован на асфальте на входе в огороженную зону митингующих. Гражданин как бы предлагал нам последовать его примеру, но мы решили, что вряд ли это стоит делать и ушли дальше.

Простой и понятный символ

Простой и понятный символ

 

Что за майдан без финансирования? На каждый чих нужны финансовые ресурсы. И в этом плане у тайцев все было поставлено на широкую ногу. Каждый участок, где разместились борцы с режимом был тщательно оборудован. Во-первых, ограждения. Их откуда-то навезли в большом количестве и установили таким образом, что проникнуть можно было только через небольшие блок-посты с охраной, во избежание провокаций. Проезд на авто или мотобайке был только по пропускам, но за долю малую можно было решить и этот вопрос (все же Азия!) Далее — огромная сцена и все аудио-видео оборудование, необходимое для ведения культурно-массовых мероприятий: телеэкраны, усилители, микрофоны, микшерские пульты итп. Когда не было ораторов, то перед денно и нощно проживающими в этих зонах протестантами выступали артисты самодеятельности, иной раз и рок-коллективы и прочие деятели исскуств. Под конец этих многомесячных майданных дел тайцы слегка утомились и предпочитали внимать ораторам и музыкантам не возле сцены под палящими лучами солнца, а поодаль, расположившись в тенечке, как мы заметили возле ТЦ Central World.

 

А где же жили тайцы все это время? Правильно, в туристических палатках. Такого обилия и разнообразия палаток мы не видели даже потом в Сан Диего! Если на улицах и площадях весь этот майдан напоминал некий фестифаль народного творчества, то из-за обилия палаток в Лумпини Парке, он напоминал турслет. Нельзя не отметить, что быт этого огромного скопления людей был добротно налажен. В парке появились не только едальни и прочие точки общепита, но и огороженные упаковочным материалом небольшие агломерации — типа, административное деление по местам, откуда прибыли митингующие. Эдакие маленькие деревни. Со своими стиральнями, сушилками белья, телевизорами, дизельными генераторами. Причем, мы внимательно высматривали — не будут ли мусорить? К удивлению, выливание помоев в водоем и выбрасывание мусора замечено не было. Зато мы видели передвижные душевые и туалеты, оборудованные как примитивным образом (наспех скоолоченные из досок), так и специальные автобусы — туалеты. Нельзя сказать, что санитарный вопрос был решен окончательно, но были видны успешные попытки его решить.

 

Еще большее удивление вызвало то, с какой молниеносной быстротой после окончания майдана парк был приведен в исходное ухоженное состояние. Вытоптанные газоны (на которых размещались импровизированные деревни митингующих) были перекопаны и завезена новая, редкая для Тайланда черноземная земля, видимо из каких-то питомников. Поскольку в местном климате даже палка в земле даст корни и расцветет, в парке все тоже очень быстро зазеленело. Судя по оставшемуся обилию рыбы и варанов, ничего не было ни убито, ни съедено.

 

Кстати, случаев насилия или нездорового ажиотажа мы не видели ни разу. Конечно, по телевизоур показывали всякое — и оно, несомненно было. Но, повторимся, мы были много где и в разное время суток и не стали свидетелями никакого криминала ни по отношению тайцев к нам, ни, тем более, друг к другу.

Наш кондоминиум, Lumphini Place, хотя и являл собой типично тайское коммьюнити, несколько удивил. Если не знать, какие дела в городе творятся, невозможно было догадаться о чем-то, глядя на жителей дома. Ни режим (охраны и жизнедеятельности) дома не изменялся, даже введение комендантского часа не сказалось на жизни дома. Все было как всегда. Граждане также рано утром уходили на работу, в 18-19 возвращались домой, жизнь в окрестностях кипела, как всегда, и лишь на лицах была некая тень тревоги, напряженности.

Вероятно, наше коммьюнити Lumphini Place (а это более десятка огромных жилых комплексов по всему городу) занял нейтральную позицию. Никакой агитации, никаких митингов, ни информационных вбрасываний по кабельной тв сети (которой обуорудованы лифты дома), ничего не было. Равно как и саботажа.

Общественный транспорт тоже работал без особых изменений. Разве что метро перешло на расширенный режим и у некоторых автобусов изменились маршруты в центре города, но без знания тайского было невозможно понять, как именно. А вот таксисты боялись ездить в зону активных действий. Иногда сразу отказывали, иногда заламывали большую цену. Фактически это было второе неудобство для нас, фарангов. А первое, главное — это то, что из-за тайского майдана временно закрыли Immigration, куда надо раз в два месяца ходить продлевать визу. И хотя этот главный Иммигрэйшен находился довольно далеко от нашего дома, ездить туда было приятно. Дело в том, что он расположен в большом свежепостроенном квартале современных правительственных зданий. Там уютно, просторно, красиво, и по дороге в эти края располагается еще один большой парк Chatuchak, где можно прекрасно погулять. И вот этот самый Иммигрейшен оказался на несколько месяцев закрыт, нам пришлось воспользоваться другим, ближе к дому, но более старым и облезлым (находится рядом с Tops Supermarket Rat Burana).

Во время майдана в Тайланде проходили выборы, и мы стали свидетелями того, как проходила рекламно-информационная кампания. Непривычная нам наружка (формат, место размещения и способы крепления) запомнилась нам так же, как и огромные ч/б распечатки на матрчиных принтерах, прошитые и размещенные на некоторых (крупных) остановках общественного транспорта. Вероятно для того, чтобы граждане могли скруплузеон ознакомиться с максиально полным объемом информации — о партиях, кандидатах, всевозможных списках итп. Логичнее было бы ожидать, что бумажные простыни будут находиться где-нибудь в предвыборных штабах или где угодно, но не остановках. Ан нет, именно на улице (благо дождь идет редко) на временно обуорудованных деревянных стендах народ тайский народ листал эти только что не талмуды.

 

В заключение можем сказать, что нам, как свидетелям, политического кризиса 2013-2014гг. принимать в нем пассивное участие понравилось. Из-за того, что были перекрыты главные улицы в центре Бангкока, стало во-первых, тише и спокойнее, во-вторых, мы смогли вдоволь нагуляться по этим самым центровым местам в непривычной форме, чего бы никогда не удалось сделать при отсутствии вышеуказанных событий. Мы воочию убедились в том, что народный протест может носить не только цивилизованную форму, но и быть при этом весьма по-буддистски мирным, при этом отлично организованным и эффективным. И в то же время обходится малой кровью. Так как мы убеждены, что имевшие место случаи насилия были единичны и, по сути, являлись провокациями, на которые тайские граждане не купились.
Ну, и в конце концов, мы стали непосредственными свидетелями важных событий в жизни страны, которые уже вошли в анналы истории Королевста Тайланд.